Гильбарад
Свет без Тьмы - зерно на камне холодном...
Лайхэ.

Фикбук

Я очень люблю Юных Авторов. Есть в них какая-то трогательная открытость, и даже если они выдают продукт уровня поэта Цветика, их готовность поделиться мечтами со всеми все равно выглядит мило. Потом-то, конечно, они огребут люлей от строгих критиков (в том числе и таких, о которых шикарно высказался в своей песне товарищ Шаов), кто-то из них начнет прокачивать мастерство, кто-то встанет в позу "я гениален, потому что травим завистниками", кто-то просто охладеет к графоманству и через несколько лет будет вспоминать свои писательские потуги со смехом. И да, в их графомани лично меня абсолютно не напрягают Мэри Сью. Это у более-менее умелых авторов сьюхи тошнотны, а у этих вот неоперившихся - просто забавны.

Но среди Юных Авторов есть категория, которая вызывает во мне желание повторить действия того Герасима из школьного сочинения. Который "налил в блюдечко и стал тыкать мордочкой". Эти авторы не просто пытаются засунуть в сюжет книги или фильма себя любимых, а целенаправленно рушат к хреням логику первоисточника. Не альтернативную версию выстраивают, не показывают взгляд "с противоположной стороны", а именно расфигачивают аккуратно сложенное по кирпичику здание и втыкают в руины табличку "а мне так захотелось".
Например, есть фильм, сюжетообразующая история которого такова: Вася любит Машу, Маша любит Васю. У них все прочно, серьезно и проверено делами: Маша раненого Васю из-под пуль вытаскивала, Вася Машу от пятерых бандитов с ножами голыми руками защищал. Имеются и проблемы, конечно: Маша - дочь видного партработника, до войны аспирантка, Вася - в прошлом пастух с восемью классами образования. Но любовь у них самая что ни на есть настоящая, так что, подразумевает первоисточник, непреодолимых преград нет, и это - основной посыл.
Но Юному Автору не нравится актер, сыгравший Васю. Он недостаточно няшен. Более того, он рыжий, а Юному Автору нравятся блондины. Ничего-ничего, говорит Юный Автор, я сейчас все исправлю. Действие фильма, конечно, в Москве происходит, но был эпизод, где Вася еще до войны ездил с родителями в Сочи, и там на пять секунд мелькнул водитель автобуса - офигенный блондин! Он, правда, сказал только одну фразу: "Товарищи, не толпимся, проходим", - и больше никак в сюжете не участвовал, но блондин же! С челочкой такой симпатичной! И вот уже посреди счастливого послевоенного житья-бытья Вася за семейным ужином вдруг говорит Маше: "Ты картошку пересолила". Маша понимает, что он ее никогда не любил. И что она тоже никогда его не любила. Она покупает билет в Сочи, чтобы переосмыслить свою жизнь вдали от Васи. Там она садится в автобус и видит ошеломительно харизматичный светловолосый затылок на водительском месте. На следующий день к ней на пляже подходит изумительно сложенный загорелый блондин с челочкой и застенчиво вручает охапку эдельвейсов. Потом ведет ее в ресторан, и они пьют изумительный арманьяк, заедая его фуа-гра, авокадо и швейцарским шоколадом. Потом Эдуард (так зовут блондина) на руках относит Машу к морю и в темноте бархатной южной ночи нежно и страстно овладевает ею на пустынном пляже, читая стихи Блока. Маша плачет от переполняющего ее счастья и отдается ему, читая стихи Гиппиус. (Если автор не знает, кто такие Блок и Гиппиус, персонажи читают стихи самого автора, и это гораздо хуже Гиппиус.) Синхронный оргазм переполняет Машу, Эдуарда и пару страниц текста. Отдышавшись, Эдуард страстно целует Машину руку и нашаривает в песке два хрустальных фужера с ледяным шампанским. В фужере Маша обнаруживает золотое кольцо, опять плачет от счастья и сразу соглашается выйти замуж за Эдуарда. На дворе стоит осень 1946 года, город бурно празднует свадьбу всеми любимого водителя автобуса, ест черную икру и пьет пенящееся божоле. А поскольку Юный Автор очень добр, то в эпилоге упомянет двумя фразами, что покинутый Вася через два дня после Машиного отъезда встретил хорошую добрую доярку с тремя детьми и незамедлительно на ней женился. Юный Автор собирает щедрую жатву комплиментов от читателей. Комплименты пишутся капслоком (ООООООООООООО, АВТОР, ВЫ БОЖЕСТВЕННЫ, ЭТО ГЕНИАЛЬНО, Я РЫДАЮ, Я ХОЧУ НА ВАС ЖЕНИТЬСЯ, ООООООООООО, ПРОДУ, Я УМИРАЮ БЕЗ ПРОДЫ, ООООООООО," - нет, это не нолики в количестве, это междометие "о-о" без дефисов) и прекрасно мотивируют Юного Автора продолжать в том же духе. Кстати, в фильме мелькали еще сослуживцы Петя и Миша. Очень перспективная линия, потому что это уже слэш-слэш-слэш! Проду, автор!

Логики нет никакой - ни внутренней, ни авторской. Персонажи становятся даже не марионетками, а пластилиновыми человечками, лишенными всякой индивидуальности. Исторический, психологический и культурный контексты летят в тартарары, потому что Юному Автору хочется, чтобы было красиво, а красивым для него может быть что угодно - хоть Александр Македонский, изящно кушающий кофий из чашечки кузнецовского фарфора.

...Есть игра с текстом. Если у автора хватает мастерства сделать ее остроумной, ему простится что угодно. Любой текст можно перевернуть с ног на голову, выкрутить наизнанку, вытянуть и обстебать все недочеты, и это будет легко и смешно. Но когда Юный Автор с убийственной серьезностью рушит саму основу первоисточника и ничего на развалинах не выстраивает, - это кабздец. Хотя нет. Кабздец - когда его за это еще и хвалят. Потому что предложение всегда остается на уровне того, что хавает пипл. Мне уже прямо интересно, каков же на самом деле кругозор виртуальных личностей с Фикбука, какова их внутренняя планка мастерства и что они понимают под термином "литература".

@темы: Цитаты умных людей